Ипсиланти

Ипсиланти - Ипсиланти - фанариотская семья, происхождение которой относится к эпохе Комненов: она переселилась из Трапезунда в Константинополь в XV веке, и выставила в эпоху борьбы Греции за независимость ряд борцов за свободу. Александр Ипсиланти Старший был с 1774 по 1798 г. господарем то Валахии, то Молдавии; первая из этих стран обязана ему кодифицированием законов, обе - реорганизацией государственных учреждений, учреждением многих школ и больниц. В противоположность своему другу, поэту Рига (см.), строившему планы освобождения Греции на помощи Наполеона, Ипсиланти рассчитывал на Россию. За революционные замыслы казнен турецким правительством в январе 1807 г.; Константин Ипсиланти, его сын, также был господарем сначала (1799 - 1802) Молдавии, потом Валахии (1802 - 06). Унаследовав убеждения отца, он продолжал его политику. В августе 1806 г., когда замыслы его и его отца были раскрыты турецкому правительству французским посланником Себастиани, Ипсиланти бежал в Россию, отделавшись лишь конфискацией имущества. Его попытки склонить императора Александра I к активной политике в пользу Греции не увенчались успехом: русские власти относились с крайней подозрительностью к его оживленным сношениям с революционерами Балканского полуострова. Умер в 1816 г., в Киеве; Александр Ипсиланти Младший, старший сын его (родился в 1783 г.), вместе со своими братьями, несмотря на разочарования, испытанные отцом, строил свои планы на русской поддержке. Александр Ипсиланти служил в русской армии, участвовал в походах 1812 и 1813 годов, потерял правую руку в битве под Дрезденом, был адъютантом императора Александра I. Активное участие его в борьбе за независимость Греции началось с 1820 г., когда он, по совету своего друга Каподистрии (см.), принял предложение членов гетерии Филике сделаться ее председателем. 6 марта 1821 г. Александр Ипсиланти, воспользовавшись смертью господаря Валахии и Молдавии Александра Суцо, с толпой гетеристов перешел через Прут и призвал народ дунайских провинций к восстанию против турецкого ига. Это предприятие с самого начала было обречено на неуспех. Условия жизни румынского народа, который должен был поднять знамя восстания, не были приняты во внимание: было забыто, что греки в его среде совсем не пользуются любовью и что феодальная зависимость от собственных бояр не менее тяжело отражается на народе, чем турецкое иго. Затем сам Александр Ипсиланти не обладал качествами, необходимыми для вождя восстания. Он наивно верил в свое предназначение и в свои права на корону Греции, был тщеславен, высокомерен и слабохарактерен; в Яссах он окружил себя двором и целую неделю медлил, занимаясь раздачей титулов. Он одобрил резню, устроенную одним из участников восстания, Василием Каравлием, во взятом им Галаце; вымогал деньги у богатых людей, арестовывая их и требуя выкупа. В своей прокламации он говорил, что "одна великая держава" обещала ему свою помощь, и этим ложным уверением оттолкнул от себя императора Александра I. Константинопольский патриарх отлучил Александра Ипсиланти от церкви. Ипсиланти, однако, уверял всех, что официальные заявления России - не более как дипломатический маневр. Ему не верили; он безуспешно искал всюду помощи, медлил, колебался. Наконец, в июне 1821 г. после двух неудачных битв он тайно оставил товарищей на произвол судьбы (они погибли потом в боях) и бежал в Австрию, где был заключен в тюрьму. После изменения русской политики он был выпущен на свободу, по ходатайству императора Николая I , вскоре после чего умер (1828). Известия об его ошибках, однако, не дошли до Греции, и в представлении греческого народа он остался героем и мучеником борьбы за независимость. Его брат, Дмитрий Ипсиланти (1793 - 1832), тоже офицер русской службы, тоже член гетерии, высадился в июне 1821 г. в Морее и принял на себя, именем своего брата, руководительство восстанием. Несмотря на популярность своего имени, он скоро потерял почти всякий престиж; этому всего более содействовали его слишком явные притязания на корону. Он созвал первое народное собрание (эпидаврское, январь 1822 г.), но уже на нем оказался в меньшинстве, со своей "военной" партией, и оставался, затем, лишь одним из многих вождей инсуррекционных отрядов. Оставил греческую службу в 1830 г., вследствие несогласия с некоторыми мероприятиями Каподистрии. В. Водовозов.